Макс Пейн

 

У офицера полиции Макса Пейна было все, о чем только может мечтать человек - красавица жена, любимая дочь, уютный дом, интересная работа. В одночасье, он лишился всего, ради чего жил. Теперь, он стал человеком, которому нечего больше терять.

Пролог


    «В то время, я работал в департаменте полиции Нью-Йорка, Манхеттен, район Мидтаун, северный округ. Так называемая Адская кухня.»
    -Так когда мы снова будем работать вместе? - спросил, усмехнувшись, Алекс, - А, детектив Пейн?
    Алекс Боулдер всегда старался выглядеть серьезно и ответственно, как подобает человеку его профессии, но для Макса он всегда оставался большим добродушным медвежонком.
    -Ты не заставишь меня снова работать под прикрытием в этой чертовой дыре, - беззлобно ответил Макс,- Извини, Алекс, но теперь, для меня Мишель и ребенок на первом месте.
    Макс Пейн достал из кармана пачку сигарет и закурил.
    -Видишь? Это моя последняя сигарета. Табачный дым вреден для малышки.
    -В этом - весь ты, Макс, - улыбнувшись, заявил Алекс, - Настоящий бойскаут.
    -Пока, Алекс, - бросил через плечо Макс, направляясь к двери.
    -Увидимся за покером, в четверг вечером. Ладно? - крикнул ему вдогонку Алекс.
    -Ну еще бы. Лишить меня еще и этого - все равно, что отобрать леденец у ребенка, - отозвался Макс.
    «Жизнь была прекрасна. Ясный солнечный день, запах свежескошенной травы на лужайке, веселые крики играющих детей…
    Дом на другой стороне реки, в Джерси. Любимая жена и маленькая дочурка. Истинная американская мечта…»
    -Дорогая, я дома! - Макс открыл дверь и вошел в просторный холл.
    С первого же взгляда, он понял, что что-то не так. В воздухе витало чувство неосознанной тревоги, даже опасности…
    «Но мечты имеют дурное свойство рассыпаться в прах именно тогда, когда ты меньше всего этого ожидаешь. Солнечный свет, придающий смелость и уверенность, сменился сумерками, нагнетающими плохое предчувствие…»
    -Мишель! Есть кто-нибудь дома? - крикнул Макс.
    Тут он заметил беспорядок в соседней комнате, разбросанные вещи, осколки стекла на полу. Написанная краской из аэрозольного баллончика, на обоях красовалась огромная черная буква "V", обведенная кольцом.
    -Что за черт! - Макс бросился в гостиную.
    Едва он переступил порог, на журнальном столике зазвонил телефон. Макс схватил трубку.
    -Слушайте, кто-то вломился в мой дом! - выкрикнул он, - Позвоните "911"!
    Женский голос медленно и отчетливо произнес:
    -Это квартира Пейна?
    -Да! Кто-то в моем доме, они все еще здесь!
    -Хорошо, - был ответ, - К сожалению, я ничем не могу вам помочь.
    -Кто это? - удивленно спросил Макс, но трубку на том конце провода уже положили, - Алло?
    Сверху раздался какой-то звук. Кажется, голоса. Макс почти взлетел по лестнице на второй этаж. Тут он явственно различил голос Мишель. Она с кем-то спорила. Плакал ребенок.
    Макс вырвал из наплечной кобуры свой пистолет. Он остановился у двери, за которой находились детская и спальня, стараясь расслышать, что за ней происходит. Вдруг, ударив по натянутым, как струны, нервам раздались один за другим несколько выстрелов. Завизжала жена Макса.
    -Мишель! - крикнул Макс, вышибая плечом дверь.
    Навстречу ему из детской вышел мужчина. Он покачивался, с трудом сохраняя равновесие, и обводил все вокруг безумным взглядом выпученных, налитых кровью, глаз. В руке его был пистолет. Он не сразу заметил Макса.
    -Это грядет! - пророческим тоном изрек человек.
    В соседней комнате продолжала кричать Мишель.
    -Стоять! Полиция! - Макс вскинул пистолет, - Бросай оружие!
    Человек, к которому он обращался, похоже не был способен воспринимать что-либо, кроме своих грез и видений. Вытянув перед собой руку с пистолетом, он пошел на Макса. Тот, не колеблясь, трижды выстрелил ему в грудь и, перескочив через упавшее тело, вбежал в детскую.
    -Нет… Нет!
    Разбросанные по полу игрушки, едкий запах кордита в воздухе и… кровь…
    -Нет, Господи, пожалуйста! Нет!
    Кровь на стенах, на детской кроватке, на белой скомканной простыне… Залитое кровью тельце… Макс поспешно отвернулся, убеждая себя, что этого просто не может быть. Такое не должно было случиться! Не сейчас, не с ним!
    Он, словно в полусне, добрался до двери в спальню. Голос Мишель заглушила новая серия выстрелов и Макс с ужасом осознал, что он опоздал. Он выбил дверь и вошел, почти не видя ничего вокруг из-за слез и кровавого тумана в глазах.
    Убийца, только что застреливший жену Макса, навел ствол на него самого. Этот тип выглядел таким же безумцем, как и первый. Макс выстрелил в него раз, другой, но тот все еще стоял на ногах. Макс стрелял в уже мертвое тело, пока не кончились патроны.
    Мишель лежала на кровати, лицом вверх. Покрывало пропиталось кровью, все струящейся из нескольких ран.
    -Пожалуйста, Мишель! Нет! Нет! - Макс бросил пистолет, поднял тело жены и прижал его к груди. Мир перестал существовать для него.
    Он так и сидел, обнимая мертвую жену, залитый ее кровью. Так его и нашли полицейские, вызванные соседями, которые услышали выстрелы.

Глава 1
    Американская мечта

    «С тех пор прошло три года. Для Нью-Йорка это все равно, что одна минута. Во время расследования выяснилось, что убийцы находились под воздействием нового сильного наркотика, неизвестного состава и происхождения - "Валькирия", или, сокращенно - "V".
    Вскоре после похорон, я попросил Алекса перевести меня в ОБН, отдел по борьбе с наркотиками.
    Понадобилось три долгих года, чтобы распутать это дело с "Валькирией". Наконец, два месяца назад, брошенная куда нужно монетка принесла нам информацию о том, что к производству и распространению наркотика имеет отношение Джек Люпино, один из боссов криминального клана Панчинелло. Я, под прикрытием, внедрился в нью-йоркскую мафию.
    Я все глубже погружался в холод и тьму. Изнанка этого города была поистине чудовищной. Я медленно опускался на самое дно, надеясь подцепить там крупную рыбу. Возможно, именно там мне удастся выйти на источник наркотика.
    Алекс и Б.Б. были моей единственной связью с ОБН. Кроме них, никто не знал, кто я на самом деле».
    Раздался телефонный звонок. Макс Пейн поднял трубку.
    -Это Б.Б.Есть кое-что на Джека Люпино. Тебе нужно немедленно встретиться с Алексом на станции Роско-стрит.
    «Я не виделся с Алексом лицом к лицу с того самого дня, как начал работать под прикрытием.
    Снаружи шел снег. Было холодно; холоднее, чем в сердце дьявола. Небо выглядело так, словно готово было обрушиться на землю. На улицах пусто, все укрылись в своих норах. Было такое ощущение, словно завтра не наступит никогда.
    В подземке ничуть не лучше. Неприятное предчувствие настигло меня, как выстрел в упор. Что-то было не так со всей этой затеей.
    Но, чтобы узнать в чем дело, я должен был сделать следующий шаг - станция Роско-стрит. И Алекс.»
    Выйдя из вагона подземки на пустую платформу, Макс огляделся по сторонам и направился к лестнице на верхний уровень. Ему казалось, что в этот поздний час он единственный человек на всей станции, но Макс знал, что его друг тоже где-то здесь.
    Проходя мимо комнаты охраны метрополитена, Макс бросил взгляд на приоткрытую дверь и остановился. На полу за дверью виднелись потеки крови. Если, конечно, это не кетчуп и не краска, которую пролил неаккуратный охранник. Но Макс достаточно повидал в своей жизни крови, чтобы не путать ее с краской. Более чем достаточно.
    С возрастающим чувством тревоги, Макс вошел внутрь. Справа от входа, возле стола с мониторами видеонаблюдения, на полу лежал человек в форме. Он был убит из огнестрельного оружия совсем недавно, кровь еще не свернулась.
    Глубоко вздохнув, Макс вытащил свой пистолет. На одном из мониторов, передающем сигнал с камеры, установленной где-то на верхнем уровне, он увидел троих вооруженных мужчин. Они быстро прошли мимо камеры и исчезли за неприметной дверью в конце коридора.
    «Старая ржавая дверь вела в заброшенную часть станции, которой не пользовались с 40-х годов. Что-то важное затевалось на станции Роско-стрит. Может, именно поэтому Алекс хотел встретиться со мной здесь? А может и нет…»
    Стараясь шагать как можно тише, и, в то же время, быстро, Макс преследовал неизвестных преступников. Он прошел вслед за ними ряд неосвещенных, заваленных разным хламом помещений. Наконец, он оказался в старом туннеле, по которому последний поезд прошел еще при президенте Рузвельте.
    Вдруг, туннель сотряс отдаленный взрыв. Сверху посыпались куски штукатурки. Макс испугался, что свод может не выдержать и обрушиться, но вскоре эхо взрыва затихло и он продолжил свой путь.
    В наступившей тишине, Макс расслышал голоса в той стороне, где раздался взрыв. Через некоторое время, он достиг пролома в стене туннеля, проделанного неслабым зарядом взрывчатки. Войдя в него, он не сразу понял, где находится, и с какой целью сюда вломились те, другие.
    Лишь когда Макс споткнулся в полутьме о валяющийся под ногами слиток золота, чуть меньше кирпича, все сомнения рассеялись. Банковское хранилище было построено слишком близко к старой линии метрополитена, чем и воспользовались грабители.
    Несколько мужчин, которые хозяйничали в хранилище до появления Макса, оказались застигнуты врасплох, но быстро сообразили, что незваный гость один.
    -Эй, кто здесь?! - воскликнул один из них, поднимая внушительных размеров дробовик.
    Макс тут же открыл огонь, нажимая на курок так быстро, как только мог. Вспышки выстрелов на некоторое время ослепили и его и грабителей. Прозвучали несколько ответных выстрелов, но Макс быстро ушел в сторону, не прекращая стрелять. Обойма опустела. Макс быстро перезарядил пистолет, но он мог бы и не торопиться. На полу лежали три трупа.
    Подобрав помповое ружье одного из грабителей, Макс прошел через хранилище в основной зал банка. Здесь его уже ждали.
    Давно прошли те времена, когда Макс не мог позволить себе рисковать. Он вошел в зал, стреляя из ружья по всему, что двигалось. Картечь разносила экраны компьютерных мониторов, дырявила кресла и столы. Воздух наполнили свистящие осколки стекла и щепки. Среди всего этого урагана, дергались в конвульсиях несколько бандитов, имевших глупость встать на пути у Макса. Лишь когда закончились патроны, наступила звенящая тишина.
    Неожиданно, на одном из столов, зазвонил чудом уцелевший в перестрелке телефон. Макс, помедлив, все-таки взял трубку.
    -Прямой репортаж с места преступления, - позволил он себе пошутить.
    -Кто это? - раздался в ответ раздраженный голос.
    -Я хотел спросить о том же.
    -Это начальник Нью-йоркского полицейского департамента Джим Бравура. Немедленно прекращайте свою криминальную деятельность и сдавайтесь!
    -Конечно, Джим, - с сарказмом ответил Макс, - Я тут потолковал с ребятами и они решили, что сожалеют о случившемся. В самом деле. Они никогда больше не сделают ничего подобного.
    -Что за чертовщина?!
    Макс повесил трубку. Оставаться на месте преступления не входило в его планы, кроме того, он вспомнил о встрече с Алексом. Бросив последний взгляд на разгромленное помещение банка, Макс поспешил вернуться на станцию Роско-стрит.
    -Стой! - раздался знакомый голос.
    Только это и спасло жизнь его обладателя.
    -Макс?! Боже мой, у меня чуть сердце не разорвалось!
    Макс подошел к турникету. Решетка была закрыта, а сам аппарат отключен. По ту сторону решетки стоял Алекс, бледный, как смерть, и с пистолетом в руке.
    -Я тоже рад тебя видеть, Алекс, - сказал Макс.
    -Что, черт возьми, здесь происходит? - сейчас Алекс выглядел далеко не таким добродушным, как раньше.
    -Это ни что иное, как банальное ограбление банка, - пояснил Макс, - Мне кажется, в этом замешаны люди Люпино.
    -Тебе кажется, что это люди Люпино? - воскликнул Алекс, - Так оно и есть!
    -Ты уверен?
    -Конечно! Мы должны поскорее убираться отсюда. Если Люпино с …
    Одновременно с раздавшимся выстрелом, Алекса отбросило на стену. Он сполз по ней, оставляя на белых плитках размазанные следы крови.
    -Алекс!
    Стрелявший в Алекса человек не спеша направился вверх по лестнице. Он знал, что Макс не сможет преследовать его, пока единственный путь преграждает решетка. Макс даже не видел убийцу, лишь слышал его шаги за поворотом коридора.
    В двух шагах от Макса умирал его друг, а он ничем не мог помочь ему.
    «Алекс был мне самым близким человеком последние три года. Сейчас, мне было трудно осознать, что я потерял его.
    А он явно наткнулся на что-то важное, и, тем самым, перешел дорогу Джеку Люпино.
    Люпино вел свои дела, связанные с рэкетом, торговлей наркотиками, проституцией и заказными убийствами в старом отеле, расположенном в трущобном районе, среди многоквартирных жилых домов.
    Не так далеко отсюда находился департамент полиции Нью-Йорка. Я слышал сирены полицейских машин, сливающиеся в сплошное пронзительное крещендо.
    Люпино полагал, что убив Алекса он заставит меня отступить. Все, чего он добился – это привлек к своей персоне мое внимание.
    Я вошел в отель. Это было старое, ветхое здание, с мерцающими лампами и выцветшими обоями. Дешевое жилье для рядовых членов мафии и для проституток, в глазах которых застыла вечная тоска.
    Я шел вперед, не останавливаясь, как Хэмфри Богарт во всех своих фильмах.
    Меня встретили двое, с акульими ухмылками на физиономиях. Братья Финито».
    -Леди и джентльмены! - закричал, дурачась, Джоуи, - А вот и он - вечный гемморой!
    -Макс Пейн, - уточнил Виргилио.
    -Ты меня удивляешь, - сказал Макс, - Неужели сам придумал? Или за тебя говорит вино из здешних подвалов? Можешь не отвечать, это был риторический вопрос. У меня есть кое-что для вашего босса. Люпино тут?
    -Это зависит от того, кто спрашивает, - ответил Виргилио, - Друг или какой-нибудь болван? Можешь не отвечать. Это, как ты говорил, риторический вопрос. Люпино здесь нет, но он просил передать тебе: … «Прощай»!
    Джоуи Финито быстро сунул руку за отворот пиджака.
    «Люпино не было в его дешевом отеле. Вместо этого, мне предстояло пройти через братьев Финито. Мое прикрытие пошло прахом. Теперь, я должен был сам позаботиться о своей заднице».
    Джоуи пинком перевернул стол и укрылся за ним. Виргилио бросился к буфету и схватил лежащий там дробовик.
    Макс прыгнул в сторону, уходя с линии огня. В прыжке, почти не целясь, он выпустил несколько пуль в крышку стола. Джоуи со стоном рухнул позади своего ненадежного укрытия.
    Оглушительно выпалил дробовик Виргилио. Заряд дроби пронесся над головой Макса, который ответил градом выстрелов из своей «беретты». Виргилио успел выстрелить еще раз, разнеся в щепки дверцу шкафа позади Макса, и упал замертво.
    Оружие братьев оказалось как нельзя кстати. В дверь уже ломились люди Люпино. Макс подхватил пистолет Джоуи, и, едва дверь распахнулась, встретил нападающих потоком свинца из двух стволов. Через несколько секунд, все было кончено. Это были всего лишь «шестерки», не профессиональные убийцы, как братья Финито.
    «Я встречался с Люпино только однажды. Гангстер вел все свои дела через человека, считающегося его правой рукой – Винни Когнити. Когнити был высокий и худой, как веревка, хмырь, напоминающий свихнувшегося кролика из рекламы «энерджайзер».
    У него было достаточно мозгов, чтобы управляться с делами, но недостаточно, чтобы держать под контролем свое влечение к несовершеннолетним девочкам.
    Важные дела, творящиеся в этом отеле, означали усиление мер безопасности, запертые на замок двери и массу нервных типов с пальцами, которые чешутся нажать на спусковой крючок. Я пока избегал встречи с ними, но это не могло продолжаться вечно».
    Среди бумаг, слетевших со стола Джоуи, внимание Макса привлекла одна записка. Крупными буквами на обороте какого-то бланка было написано: «Рико Муэрте. №313.»
    Макс не знал, кто такой Рико Муэрте, это имя было ему незнакомо, но записка выглядела так, словно этот человек, вероятно находящийся сейчас в отеле, имел большое значение для братьев Финито.
    По радио передавали последние новости:
    -«На сегодняшней пресс-конференции, мэр объявил, что «Валькирия» представляет серьезную угрозу для Нью-Йорка и пообещал принять соответствующие меры для решения проблемы.
    Новость дня: кризис, связанный с «Валькирией», стоил жизни специальному агенту Алексу Боулдеру. Он был убит несколькими выстрелами с близкого расстояния. Стрелявший в него человек, опознан, как Макс Пейн. Кольцо сжимается вокруг этого подозреваемого, по мере того, как все больше оперативников ОБН подключаются к делу».
    «Вот я и получил свои пятнадцать минут славы».
    В комнате №313 Рико Муэрте не оказалось. Непрошенных гостей там поджидал крупнокалиберный дробовик, закрепленный на стуле напротив двери. Хитроумная система из веревок и блока связывала его с дверной ручкой, обеспечивая любому вошедшему заряд дроби в живот. Только хорошая реакция спасла Максу жизнь, когда открывая дверь он ощутил слабое сопротивление. Пара дробин пробили полы плаща, но основной заряд приняла на себя дверь и стена.
    Макс быстро обыскал номер. Никаких личных вещей и ящики стола пустые. В ванной нет ни бритвы, ни зубной пасты. Шкафы пусты. Здесь никто не жил. Только ловушка с дробовиком и короткое письмо на полке у зеркала указывали на то, что Муэрте был здесь. И кем он был.
    «Во время нашего расследования, мы не нашли ничего, что связывало бы Анджело Панчинелло, главу клана Панчинелло, с «Валькирией». Все ниточки обрывались на Джеке Люпино. Письмо в комнате Муэрте было подписано самим доном. Это было первое свидетельство того, что за всем, что варится в котле этого синдиката, стоит король преступного мира».
    «…проблемы, которые возникли с тобой после чикагского дела. Клан Панчинелло решил дать тебе еще один шанс. Ты получил возможность расплатиться с нами.
    Один из наших ребят имеет обезьяну, с Кинг-Конга размером, за своей спиной. Нам пригодятся твои способности, чтобы разобраться с этим деликатным делом…»
    «Собранные доказательства позволяли припереть старика к стенке и, с чистой совестью, всадить в него не один десяток пуль.
    Я был готов переступить через точку, после которой нет возврата. Хотя я даже представить себе не мог, что произойдет после этого».
    На лифте, Макс спустился в подвал. Вопреки ожиданиям, эта часть здания была неплохо обустроена и выглядела вполне прилично. Тут находились бар, небольшой ресторан и несколько комнат, служащих для отдыха и развлечений местной братвы.
    За дверью, ведущей в один из таких кабинетов, Макс расслышал приглушенные голоса. Содержание беседы понять было трудно, но он различил сказанное кем-то слово: «Валькирия». По определенным причинам, это слово действовало на Макса, как красная тряпка на быка. Не колеблясь, он взял наизготовку оба пистолета и пнул дверь.
    С проклятиями и удивленными возгласами, четверо сидящих вокруг стола в центре комнаты, вскочили на ноги. У них была отличная реакция, обусловленная родом деятельности, но пули, вырвавшиеся из стволов, были уже на полпути к цели. «Беретта» Макса и взятый наверху «дезерт игл» спели дуэтом, усеивая белые рубашки гангстеров кровавыми цветами разрывов. Макс уложил всех четверых, не дав возможности ни одному из них выстрелить в ответ.
    На столе лежали два одинаковых черных кейса. Один был почти полностью заполнен пачками стодолларовых купюр. Макс приподнял крышку второго и на миг оказался заворожен увиденным. Он никогда раньше не видел «Валькирию» в чистом, первозданном виде. Ярко-зеленая, фосфоресцирующая жидкость, заключенная в стеклянный цилиндр с толстыми стенками, переливалась и играла в свете лампы, словно живая.
    Поморщившись, Макс смахнул цилиндр на пол. Вместе со звоном стекла, чары рассеялись. Макс пожалел только о том, что «Валькирия» не может чувствовать боль, которую чувствовали в последние мгновения жизни его жена и ребенок.
    В это время, в баре, который находился дальше по коридору, Рико Муэрте, известный также, как «Большой Делец, не теряющий ни секунды», получал удовольствие с проституткой по имени Кэнди. Даже в эту минуту, он не мог говорить ни о чем ином, кроме как о делах.
    -…два бешенных пса-киллера, готовых уничтожить все и всех на своем пути… Они входят в следующую комнату. Ну, думаю, сейчас они займутся делом.
    -Мммм, - ответила Кэнди. Рот ее был занят.
    -Но нет, - продолжал Рико, - Они садятся перед телевизором и начинают резаться в видеоигру про кунг-фу… Я говорю тебе, Кэнди, я так расстроился, что тут же удавил обоих шнуром от этой самой видеоигры.
    -О, Рико, ты такой плохой, - произнесла Кэнди, отрываясь ненадолго от своего занятия.
    -Уж такой я есть, - самодовольно заявил Рико.
    -Мммм, - ответила Кэнди.
    Дверь бара с треском распахнулась. Макс Пейн, держа в руках пистолеты, из стволов которых все еще вился дымок, вошел внутрь. Рико в замешательстве уставился на него, осознавая, что он еще никогда в жизни не попадал в такую идиотскую ситуацию.
    -Рико Муэрте? - произнес Макс,- «Большой Делец, не теряющий ни секунды»?
    -Что за черт?! - воскликнул Рико, не зная, что ему предпринять – то ли подтянуть штаны, то ли попытаться сбежать прямо так.
    -Это коп! - крикнула Кэнди.
    Рико Муэрте потянулся за своей пушкой. Одновременно с этим, из соседней комнаты, услышав крик Кэнди, высыпали местные братки, вооруженные до зубов.
    Макс уже не думал о том, чтобы взять Рико живым и выбить из него сведения о Люпино и Панчинелло. Он начал стрелять, стремительно двигаясь от двери к стойке бара. Один из бандитов сразу получил пулю и выбыл из игры.
    -Прикончите его! - заорал Рико.
    Один из тех, к кому он обращался, на миг остановился, стараясь прицелиться в ускользающий силуэт, но Макс опередил его.
    -Убейте же его!
    Третий гангстер, слишком тупой, чтобы осознать последствия своего поступка, выхватил из кармана ручную гранату. Не успев сорвать кольцо, он получил пулю в грудь и рухнул на пол. Граната откатилась под ноги Максу.
    Последний из бандитов, поддавшись панике, бросился к выходу. Макс выстрелил ему в спину. Рико выстрелил почти в упор, но Макса уже не было на пути пули.
    Без колебаний, Макс пристрелил Кэнди, которая подписала себе смертный приговор, когда схватила пистолет и направила его на полицейского.
    Рико остался один. Он был повергнут в ужас бойней, которую учинил Макс, и уже не помышлял о сопротивлении. Но Макс уже не мог остановиться. Рико Муэрте получил свое и так и умер, со спущенными штанами.
    -…Босс… Когнити… Это был Макс Пейн… Он пришел и принялся истреблять всех нас… Он убил… ооох…
    -Ты шутишь со мной!? - визгливо заорал в телефонную трубку Винни Когнити, - Он просто еще один занюханный коп! Ты лучше брось эти мерзкие шуточки! Покончи с ним! Что за гребанная проблема?! Алло? Отвечай мне! Алло?
    «Ответа не было. В городе появился смертельный вирус, разрушающий систему. Что-то страшное грядет. И имя ему – Макс Пейн.
    Теперь, я знал, какой будет мой следующий шаг.
    Многоквартирный дом, принадлежавший Люпино, представлял собой отвратительный притон для всякого рода криминальных элементов. Винный магазин, прачечная-автомат – все это принадлежало и управлялось местными акулами.
    Они знали теперь, что я коп. Они знали, что я приду, и были готовы устроить мне теплый прием».
    Макс вошел в здание Люпино, расчищая себе путь с помощью арсенала, пополненного в отеле. Чем выше он поднимался, тем ожесточеннее становилось сопротивление, и тем меньше людей оставалось между ним и Винни Когнити.
    «Прибыла полиция. Их сирены внесли свой вклад в картину всеобщего хаоса, придавая ей маниакально-депрессивный оттенок.
    У меня было всего несколько минут, пока спецназ занят обычными рутинными приготовлениями. К тому времени, как они вломятся внутрь, мне лучше быть подальше отсюда.»
    -Макс Пейн! - раздался голос снаружи, усиленный громкоговорителем, - Это начальник полиции Нью-Йорка Джим Бравура. Мы знаем, что ты внутри! Выходи без оружия, с поднятыми руками!
    Макс уже смирился с мыслью, что полиция начала охоту на него, считая убийцей Алекса Боулдера. Он надеялся только на то, что успеет завершить начатое раньше, чем его подстрелят свои. Впрочем, теперь, он уже не был для полицейских «своим».
    Не обращая особого внимания на крики Бравуры, Макс поднимался все выше, на последний этаж, где была квартира Когнити.
    Когнити при виде Макса совершенно потерял самообладание. Брызгая слюной, он завизжал:
    -Пейн! Гребанный федерал, я знал, что рано или поздно ты появишься здесь! Ты кем себя вообразил?! Ты просто гребанный коп! Ты не можешь просто так явиться сюда и все разнести на куски!
    После этих слов, Винни выхватил пистолет.
    Макс ожидал этого и выстрелил первым. Пуля прошила навылет правый бок Когнити, он нужен был Максу живым.
    -О, боже… ооо… ты подстрелил меня! - простонал Когнити, прижав руку к ране. Во второй руке он все еще сжимал пистолет, - Ты покойник, Пейн! Вы чего ждете, обезьяны?! Убейте его! Убейте его!
    После крика Когнити, из соседнего помещения выскочили трое, вооруженные компактными скорострельными «ингремами».
    -К вашим услугам, босс!
    Прежде чем Макс успел что-либо предпринять, Когнити, с необычной для раненого человека прытью, метнулся к окну и выпрыгнул, разбив стекло. Окно выходило на площадку, соединенную узким переходом с крышей соседнего здания.
    Охрана Когнити открыла ураганный огонь из автоматов, превращая обстановку комнаты в изрешеченный пулями хлам. Но Макса уже не было там, куда они целились.
    Отпрыгнув в сторону, он выстрелил в одного из бандитов. Тот упал, выронив оружие. Укрывшись за выступом стены, Макс дождался момента, когда у оставшихся двоих опустели магазины. Бросившись на пол, Макс подхватил «ингрем» убитого и длинной очередью прошил двух стрелков.
    Кровавый след на свежевыпавшем снегу указывал путь, по которому бежал Винни Когнити. Макс следовал за ним, неумолимо сокращая расстояние. Вот он увидел впереди фигуру Когнити. Тот подбежал к краю крыши и… исчез. Макс не мог поверить собственным глазам.
    Но тут до его слуха донесся стук колес поезда метро, рельсы которого в этом районе выходили на поверхность и проходили довольно близко от зданий.
    Без колебаний, Макс добежал до края и повторил отчаянный прыжок Винни. Он приземлился на крышу последнего вагона и тут же упал на нее, стараясь нащупать на гладком холодном металле хоть что-то, за что можно ухватиться. Пальцы судорожно вцепились в край вентиляционного отверстия.
    Где-то впереди, на одном из первых вагонов, лежал Когнити. Макс не мог разглядеть его в темноте и при сильном снегопаде, но знал, что он там. Лежит, истекая кровью и постанывая от боли.
    Поезд замедлил ход и Когнити решился спрыгнуть. Путь метро пролегал по высокой эстакаде, так что крыши многих домов были почти на том же уровне.
    Макс заметил неясную тень, мелькнувшую в воздухе. Он подождал, пока поезд поравняется с крышей, прыгнул следом, упал, поднялся и возобновил преследование. Он гнал Когнити, как охотник раненую добычу, не давая ему ни секунды передышки.
    Когнити, не смотря на рану, бежал так, как не бегал никогда в жизни. Страх нес его на своих крыльях. Преследуемый по пятам, оставляя на снегу капли крови, он пронесся по крыше здания, перемахнул семифутовый промежуток между этим и соседним зданием и скрылся в двери служебного помещения.
    В тот момент, когда Макс достиг этой двери, раздался стрекот винтов и его ослепил луч прожектора.
    -Эй, ты, на крыше! Брось оружие и подними руки, иначе, будем стрелять!
    Макс рванул на себя дверь. За ней оказалась лестница, уходящая вниз. На ее ступенях отчетливо выделялись капли свежей крови.
    Спустившись на несколько пролетов, Макс сперва услышал, а затем и увидел Когнити. Тот остервенело колотил в одну из дверей на площадке. Не смотря на полушоковое состояние у него хватило сообразительности искать укрытия в одной из квартир, принадлежащих мафии.
    -Откройте, будьте вы прокляты! - Винни оглянулся и заметил Макса, - Пейн! Я убью тебя, грязный коп!
    Он выстрелил в Макса, но промахнулся. Дверь наконец распахнулась, пропустив Когнити внутрь. Но вслед за ним вошла смерть. Смерть о двух ногах, с «ингремом» наперевес. Смерть, которая не так давно была полицейским по имени Макс Пейн.
    Не снимая пальца с курка, Макс шел за Когнити, поливая свинцом все, что двигалось, и переступая через трупы. От случайной пули детонировали канистры с горючим, хранящиеся в одной из комнат. Кого-то из людей Люпино охватило пламя и его отчаянный крик послужил достойным сопровождением этой кровавой бойне.
    Макс, не обращая внимания на жар, опалявший лицо, продолжал преследовать Когнити. Он прошел вслед за ним через черный ход, оставив позади пылающую, полную мертвых тел, квартиру, и настиг его на улице. Когнити не мог больше бежать, он задыхался, истекал кровью. Последнее укрытие он попытался найти за мусорными контейнерами.
    Пришло время расплаты. Макс бросил дымящийся, раскаленный автомат, в обойме которого не осталось патронов, вынул свою постоянную спутницу «беретту» и подошел к Когнити.
    Только теперь, когда цель была так близка, Макс ощутил в полной мере груз нечеловеческого напряжения, который приходилось ему нести последние часы. Он осознавал, что уже давно живет взаймы, что его везение не может продолжаться вечно, но ему это было безразлично. Не останавливаться – вот что сейчас главное… Не останавливаться – потому что терять все равно нечего…
    -Где Люпино? - задал вопрос Макс, присев напротив лежащего Когнити.
    -Пошел ты! …
    -Плохое начало, Винни, - Макс ударил его по лицу рукояткой пистолета.
    -Ааа! - вскрикнул Винни, - Полицейская жестокость!
    -Я считаю это ниже своего достоинства, - спокойно сказал Макс.
    -Ты… ты… ты не можешь просто так, хладнокровно избивать меня! …
    -Ага. Можешь думать так, если тебе будет от этого легче, - Макс ударил его еще раз. По лицу Когнити текла кровь вперемешку со слезами, - Слушай, ты, красавчик, я не остановлюсь ни перед чем. Я хочу знать: где скрывается твой босс?
    «Я не получал от этого никакого удовольствия. Я не напрашивался на все то, что произошло со мной. Зло само пришло ко мне и утащило на самое дно этого большого мрачного болота.
    Истинно положительные люди встречаются в Нью-Йорке не чаще, чем крупинки золота в руде. Я не питал никаких иллюзий относительно того, являюсь ли я одним из них. Конечно, нет. Я не герой. Мои мотивы не вписываются в обычные рамки.»
    -Я скажу тебе! Я скажу тебе, только не делай мне больно! Люпино в «Рагна Рок», в ночном клубе! Арестуй меня, засунь в гребанную тюрягу, только не причиняй мне боли!
    Макс встал, стряхнул снег с одежды и пошел, бросив через плечо:
    -Твои права скоро зачитают на твоих же похоронах.
    «Рагна Рок» был приватным ночным клубом Люпино, еще одним прибежищем для торговцев наркотиками, сутенеров и грабителей. По иронии судьбы, он располагался в здании бывшего драматического театра. Я догадывался, что ждет меня внутри – обдолбанные «V» отморозки, готовые взорваться в приступе неконтролируемого насилия, и, лучшие по эту сторону ада, холодные, как камень, киллеры Люпино.»
    Макс вошел в пустой, скудно освещенный холл. Стояла мертвая тишина, ничто не указывало на то, что внутри кто-то есть. Но чутье полицейского подсказывало Максу, что это не так.
    Отыскав в кассе по продаже билетов кнопку, открывающую дверь в служебные помещения, Макс прошел туда. Он оказался в зале, стены которого были затянуты темно-красным бархатом. На полу выделялась огромная пентаграмма и множество странных символов, вероятно имеющих отношение к черной магии. Вокруг стояли свечи на высоких подставках.
    «Джек Люпино окончательно свихнулся. Наверняка, не последнюю роль в этом сыграла «Валькирия». Его стол был завален листками бумаги с непонятными именами и бессмысленными знаками, написанными кровью:
    «…Вельзебуб, Асмодеус, Бапомет, Люцифер, Локи, Ктулху, Лилит, Гела… кровь даст тебе власть… кровь даст тебе все…»
    Он, по-видимому, увлекся теми же играми, что и старина Фауст. Продал душу ради силы и власти.
    «…просто распишись кровью…»
    В задней части здания, находилось святилище Люпино. Плотный, как невидимая стена, воздух, наполненный приторным запахом, заставлял сжиматься горло.
    Тут в зале появился сам Джек Люпино, в сопровождении троих телохранителей. Эти ребята выглядели, как бронированные сейфы, облаченные в модные пиджаки известных фирм. Они напоминали типичных гангстеров, как их изображают в мультфильмах и комиксах. Вот только эти были настоящими, и автоматы в их руках были способны не только напугать, но и изрешетить кого-нибудь, например.
    «Я догадывался, что мне приготовлена ловушка, это оказалась королева всех ловушек.
    Опухший и бледный, как живой мертвец, Люпино, был похож на какого-то жуткого мутанта аллигатора. Когда он заговорил, я почувствовал, что погружаюсь в кошмар.»
    -Я вкусил плоть падшего ангела, - провозгласил Люпино глухим мертвым голосом, - Я испил зеленую кровь дьявола. Я тек по собственным венам и я видел мир под моей кожей, построенный на костях и плоти.
    Смерть близится. Она идет и ад следует за ней. Придет вечная ночь и я стану сыном ее. Приходит ее время, и все, кто встанут на пути… должны умереть!
    Треск автоматов и всполохи пламени, которые на мгновения освещали все вокруг неестественным резким светом…
    Звон падающих на мраморные плиты пола стреляных гильз, разродившихся смертоносными каплями свинца…
    Крики умирающих, с которыми жизнь покидает изуродованное пулями тело…
    Смерть собрала в этот день богатый урожай.
    «После того, как Люпино упал, я все еще не мог поверить, что он мертв. «V», это чудовищное зелье, превращало людей в отвратительных зомби и демонов из другого мира.»
    -Я думаю, с ним покончено, - произнес за спиной Макса женский голос.
    Макс обернулся и увидел направленный ему в лицо пистолет, в руках красивой темноволосой женщины. Ее лицо было бесстрастно, словно только что не гремели очереди, а вокруг не валялись мертвые тела. Она держала оружие крепко и уверенно, как настоящий профессионал.
    -Но мертв он или нет, - продолжала женщина, - не имеет значения. Ты достал не того, кто тебе был нужен.
    «Femme fatale целилась из пистолета мне в лицо. Мне ничего не оставалось, как ответить ей тем же…»

Глава 2
    Холодный день в аду.

    -Лиза Панчинелло? - предположил Макс.
    -Мона Сакс, - ответила она, ничуть не смутившись от того, что помимо Макса на нее смотрело дуло его пистолета, - Темная половина Лизы.
    -Поосторожнее с этой пушкой, темная половина, - сказал Макс, - А то ты можешь поранить себя или еще кого-нибудь.
    -Это Лиза неуравновешенная нервная девица, а я – профессионал. Я могу убить тебя не моргнув и глазом.
    -Конечно, - согласился Макс, - Но разве тебе не хочется сперва узнать о причинах, которые заставили меня ввязаться в это дело?
    Он уже понял, что Мона Сакс и Лиза Панчинелло – одна и та же женщина, похоже, страдающая раздвоением личности. Но Мона, в отличие от Лизы, не испытывает к нему ненависти. Это можно использовать.
    -Джек недооценил тебя, - сказала Мона,- Неудивительно, учитывая состояние, до которого он сам себя довел. Он слишком увлекся этой дурью. Анджело Панчинелло – вот кто убил твоего друга и подставил тебя самого.
    -Откуда ты знаешь об этом? - удивился Макс.
    Они все еще держали пистолеты направленными друг на друга, но до обоих уже начала доходить нелепость ситуации. Макс ничего не имел против Моны, также, как и она против него.
    -У меня есть свои источники информации, - сказала Мона.
    -А у меня все это время не было ни единой зацепки, - сказал Макс, - Я просто стрелял во всех, кто попадался на пути.
    -Есть ли у меня повод пристрелить тебя? - задумчиво проговорила Мона.
    -Я думал, ты и не вспомнишь. У меня уже палец на курке онемел.
    -Как насчет глотнуть виски? - Мона решилась на первый шаг и убрала пистолет.
    -Почему бы и нет, - ответил Макс, пряча «берету», - Только не пытайся обмануть меня.
    -Ты просто ангел, Макс, - Мона протянула ему наполненный наполовину бокал.
    Словно под гипнозом, не отдавая себе отчет в своих действиях, Макс поднес бокал ко рту и сделал глоток.
    «Это была потрясающая вещь. Вкус сладкий, как мед, и дурманящий…»
    Макс не удержался на ногах и опустился на пол. Бокал выпал из его руки и разбился с тонким звоном. Капли жидкости, выплеснувшейся из него, приняли знакомый зеленоватый оттенок.
    -Ничего личного, - донеслись до Макса последние слова Моны, - Но я не хочу рисковать. Ты можешь утратить контроль, превратиться в берсерка и причинить вред Лизе…
    Макс погрузился в беспамятство.

Послесловие.


    Будь «Макс Пейн» обычной повестью, действие на этом не закончилось бы. Максу еще предстоит множество опасных приключений и в конце его, конечно, ждет встреча с теми людьми, кому он обязан своим положением. Положением человека, которому нечего больше терять. Можете не сомневаться, он отплатит им по заслугам. Но не на бумаге.
    Как известно, «Макс Пейн» - это видеоигра, и создавать рассказ или повесть на основе игры - неблагодарное занятие. Постоянно напрашиваются сравнения с оригиналом, как правило, в пользу последнего. Кроме того, одно дело «Metal Gear Solid», где сюжет играет ключевую роль и тесно связан с игровым процессом, и совсем другое – «Max Payne», игра, созданная для стрельбы, ради стрельбы и во имя стрельбы.
    Дописав первую из трех глав, я с разочарованием осознал, что повествование увязает в болоте из бесконечных перестрелок. Быстрая, динамичная, крутая игра обещала превратиться в многостраничного неповоротливого бумажного монстра, читать которого не интересно, да и не нужно – лучше поиграть в игру.
    Вместе с тем, остановившись там, где остановился, я получил небольшой, но достаточно симпатичный рассказик, который не портит явная незавершенность. Одна глава вполне дает представление о «Максе Пейне» в целом. Жестокий мир организованной преступности, предательство, отчаяние, когда герой теряет все, ради чего жил, и холодная ярость человека, которому нечего больше терять…

 

 

 
(c) Copyright 2007, Asukastrikes Co.